-¬сегда под рукой

 -–убрики

 -ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в LediLana

 -ѕодписка по e-mail

 

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 23.08.2010
«аписей: 17904
 омментариев: 200158
Ќаписано: 223713


 ј  ћјЎј ¬ 40 Ћ≈“ ЋёЅќ¬№ ЌјЎЋј. ёмор!

—реда, 11 јвгуста 2021 г. 07:07 + в цитатник

 ј  ћјЎј ¬ 40 Ћ≈“ ЋёЅќ¬№ ЌјЎЋј

 ј  ћјЎј ¬ 40 Ћ≈“ ЋёЅќ¬№ ЌјЎЋј
 
¬се незамужние женщины хот€т выйти замуж.  то считает, что это не так, тот плохо о нас думает. ¬се, абсолютно все без исключени€ мечтают заарканить какого-нибудь подход€щего мужчинку и править им. »ли чтобы он правил. “ретьего не дано. Ёто великое знание € приобрела в дев€тнадцать лет и с тех пор убеждений не мен€ла. » была € юна, и, как теперь только стало пон€тно, — прекрасна. Ќо разговор не обо мне, отвлеклась.
 
Ѕыла у мен€ тогда очень пожила€ тридцатип€тилетн€€ подруга. ѕрактически древн€€ старуха. –аботала она заведующей столовой большого Ќ»», статусна€ была женщина. » у нее, в свою очередь, были еще более древние и не менее статусные подруги. ќдна, тридцативосьмилетн€€, заведовала овощебазой, втора€, сама€ стара€ сорокалетка, была главным кадровиком огромного ƒ— . ∆или они себе поживали сырами в масле. ¬се у них было, и ничего им за это не было. „етырехкомнатные квартиры в хрустальных люстрах и вазах, в узбекских коврах и неверо€тной комфортности спальных гарнитурах. ¬еликие женщины.  о всему этому благолепию у двоих прилагались мужь€. ” завстоловой — разбитной монтажник »горюха, у завбазой — добрейший руководитель заводской самоде€тельности, гармонист  ол€сик (так и только так его называла супруга).
 
” главного кадровика мужа не было. » это было страшной трагедией. ¬о вс€ком случае все наши посиделки на определенном градусе заканчивались ее горькими рыдани€ми с причитани€ми: какие все счастливые и только она, одна она одинока, как ма€к в океане, и нет ей в этой жизни ни просвета, ни счасть€. Ѕоль одиночества была настолько страшной и материальной, что хрустали тускнели и переставали звенеть, а ковры тер€ли шелковистость. Ќе жизнь, а дно ћарианской впадины.
 
ƒл€ мен€, считавшей, что в сорок только две дороги: в крематорий или геронтологический санаторий, эти страдани€ были смешны до колик.  ака€ любовь может случитьс€ с человеком с перманентом, рубиновыми перстн€ми на трех пальцах и отметкой в паспорте — сорок лет?! ѕостыдились бы… Ќо молчала €, пон€тное дело. ј вот верные подруги не молчали. ”тешали, строили планы захвата какого-нибудь зазевавшегос€ вдовца и разведенца.
 
ј он все никак не находилс€. ј если и находилс€, то не подходил по параметрам: то вы€снитс€, что будущий счастливый жених тихий алкаш, то ходок, то статью не вышел.  адровик (звали ее ћарией) была женщиной монументальной и терпеть р€дом с собой какой-то там «порос€чий ососок» (цитата) не собиралась. ј вот в кошельки претендентов дамы не загл€дывали — не считали нужным, все же у них было, вы помните.
 
ѕока шли трудные поиски, навстречу своему счастью из северной деревушки выехал мужчина в самом расцвете лет по фамилии √енералов и пришел устраиватьс€ на работу в ƒ— . ћонтажником. –ука судьбы уже крепко держала за холку счастливца, шансов увернутьс€ не было никаких. » попадает он на собеседование не к р€довому кадровику, а к нашей рубиново-перманентной ћарии. ј чтоб вы все до конца понимали, фамили€ ћарии была не менее героической, оцените: ћаршал.
 
¬ечером был созван весь генштаб и адъютанты в моем лице. Ќа кухонном столе лежали карты боевых действий. ј если быть точной — от руки написанна€ биографи€ и фото соискател€ на позицию монтажник-высотник. — паспортного черно-белого фото на нас смотрел мужик с т€желым взгл€дом и усами, которых хватило бы на п€ть составов «—€бров» и «ѕесн€ров». ћари€ рыдала. ќт любви, конечно же. Ёто была страсть с первого взгл€да. —окрушительна€.
 
ћы с пристрастием разгл€дывали ”сы и осторожно делились впечатлени€ми:
 
— Ќу ничего так мужикашка: черн€венький, ус€венький. ( омментарий завстоловой.)
 
— Ќаташа, да ты посмотри на его нос! √оголь от зависти умер бы, —ирано де Ѕержерак глаз при таком носе не подн€л бы из уважени€ к пропорци€м. (Ёто уже € умничаю.)
 
Ќа мен€ жестко посмотрели. “ерпеливо вздохнули и в три голоса объ€снили, что большой нос дл€ мужчины как раз €вл€етс€ подтверждением его… гм… несокрушимой мужественности (жизнь, конечно, потом внесла в эти знани€ свои коррективы, да не об этом сейчас разговор). Ќо тогда € поверила подружайкам на слово. «адавили опытом.
 
—оборно решили, что такие усы не имеют права бесхозно болтатьс€ по городу и что «надо брать». Ќо как?  ак подкатить к простому работ€ге, если ты вс€ в хрустал€х и песцовой шапке, а он в общаге на панцирной сетке?
 
— Ќаташа, ну как € с ним подружусь, он же не пьет! —овсем!
 
— «акодированный что ли?— Ќе знаю, не пьет, и все, ни граммулечки! я уже и в гараж его звал, и в баню. ќн приходит — и не пьет. ћашину, вон, батину отремонтировал, как нова€ теперь фырчит — и не пьет; паритс€ в бане, как черт, и не пьет — как с ним дружить?!
 
”сы по решению женсовета были определены к мужу завстоловой в бригаду монтажников, с целью охмурени€ сначала «великой мужской дружбой» с последующим захватом уже женским генштабом. Ќо ”сы не сдавались. ”сы не пили, не курили и не читали советских газет. ”сы оказались интровертами, которые быстро делали порученное им дело и тут же скрывались в общежитии. ѕо свидетельствам очевидцев, ”сы записались в городскую библиотеку, много читали и что-то врем€ от времени записывали в толстую тетрадь, котора€ хранилась под матрасом. –абочий кодекс чести не позвол€л сосед€м втихушку достать эту тетрадь и вы€снить, что же он там записывает. Ёто было «не по-пацански» и на все уговоры женщин, которые пацанскими пон€ти€ми не жили, а только страстно желали узнать, не пишут ли ”сы кому любовных писем (у баб одно на уме!), была единственна€ возможна€ реакци€: а не пошли бы вы, тети, куда подальше со своими просьбами. Ќе крысы мы, мы — мужики честные. –аз пр€чет человек, значит так надо.
 
Ќи шантажом, ни подкупом не удалось разбить монолит пор€дочности «простого рабочего человека».  ак ни старались. ¬се это оказалось дополнительным плюсом в карму ”сов, так как ничто не делает мужчину еще более желанным, как налет загадочности и тайны. ћари€ наша уже сходила с ума не хуже ¬елюрова, ежедневные сходки генштаба не вносили никакой €сности, а лишь только усугубл€ли и без того незавидное положение сгорающей от страсти женщины. –убины тускнели, перманент расправл€лс€, плать€ уже не соблазнительно обхватывали выпуклость форм, а спущенным флагом болтались на стремительно тер€ющей стать фигуре. ћари€ угасала на глазах. ћари€ была т€жело влюблена в одностороннем пор€дке, и что с этим делать — мы не знали.
 
ј ”сы тем временем выбились в передовики производства и помимо посещени€ библиотеки были пару раз замечены на репетици€х художественной самоде€тельности, пока что в качестве безмолвного зрител€. √енштаб вынес единственно правильный с женской точки зрени€ приговор: бабу себе там присмотрел. »наче зачем здоровый мужик сорока лет отроду будет шастать по репетици€м и концертам? “олько из-за бабы. Ћюбовь к искусству в этих кругах не рассматривалась абсолютно.
 
¬ ћарииной судьбе уже не призрачно, а очень даже отчетливо зама€чила кардиореанимаци€. —ердце кадровика оказалось не готовым к испепел€ющему марафону неразделенной любви, сердце медицински стало страдать тахикардией, переход€щей в мерцательную аритмию. » тут мы пон€ли, что без решительного наступлени€ женской армии ситуаци€ не разрешитс€ никогда. —овет собрали у одра т€жкобол€щей рабы Ѕожией ћарии.
 
”мирала ћари€ по всем правилам жанра. ѕотухший взор, впалость когда-то си€ющих здоровьем щек, потускневший до бледно-тараканьего некогда рубиновый перманент… ќдним словом, уходила из ћарии жизнь уже не по капле, а по ведру в день. ћы сто€ли у одра и пытались заткнуть ее ментальные дыры своими полными физического и морального здоровь€ телами. “щетно. ћари€ хотела уже только одного: умереть. ¬о цвете лет, на пике карьеры и хрустально-коврового благополучи€ она решила во им€ любви оставить этот презренный мир материальных ценностей и сгинуть на одном из “омских кладбищ. «авещание было составлено, и ничего более не удерживало ее на этой жестокой, лишенной любви и счасть€ планете по имени «емл€…
 
Ќо было одно обсто€тельство, которое не позволило ей скончатьс€ в этот же день, а именно — заседание профкома, бессменным председателем которого ћари€ была уже лет шесть. Ќа повестке дн€ было распределение квартир между очередниками и льготниками (о, эти благословенные времена, кто помнит, когда по истечении п€тнадцати лет ожиданий, мотовни по общагам и коммуналкам родное до зубовного скрежета предпри€тие одаривало своих сотрудников живыми квадратными метрами!). Ѕез ћарии, знамо дело, эти метры ни за что правильно не распределили бы, и св€щенный долг подн€л ее со смертного одра, как расслабленного у ќвчей купели, и кое-как причесавшись, не надев рубинов и люрексов, сожженна€ огнем любви почти до основани€, ћари€ собралась на вечернее заседание.
 
“ут € от безысходности выступаю с бредовейшим предложением:
 
— ћаш, а ты выбей ему квартиру. “огда вы как-то в статусах сравн€етесь с ”сищами, и можно будет уже реально к нему подкатить. Ќа новоселье через »гор€на напроситьс€, все ж таки он его бригадир, с переездом помочь и под шумок тетрадку вожделенную тиснуть и прочесть. ќт мужиков-то все равно никакого прока с их пор€дочностью. ј нам можно, женское любопытство — не порок!
 
¬ потухших глазах ћарии заалел огонь надежды. ¬оспылал, взвилс€ кострами…
 
«авбазой и завстоловой смотрели на мен€ с нескрываемым восхищением. ќказалось, что бредовой мо€ иде€ была только дл€ мен€.  ак говор€т англичане, «нет ничего невозможного дл€ сильно жаждущего сердца». —ердце ћарии жаждало усатой любви настолько, что остановить ее порыв не смогли бы и боевые слоны јлександра ћакедонского.
 
Ёлектробигуди. “ушь «Ћанком», помада цвета «цикламен в перламутрах», польский костюм тончайшей красной шерсти, лаковые сапоги «в колено» на тончайшей шпильке — и от умирающей лебеди не осталось и следа. ¬алькири€, готова€ сражатьс€ со всем бюрократическим миром во им€ любви, предстала пред нашими очами буквально через полчаса. ћы втроем с ужасом и восхищением наблюдали этот квантовый скачок от смерти к жизни и не верили своим глазам.
 
ћне за креатив и живость ума были тут же подарены золотые сережки, от которых, пон€тное дело, отказыватьс€ было бесполезно, да и незачем. «аслужила. ¬оздвигла от одра бол€щую, не шутки шутила.
 
Ќикто до сих пор не знает, какие аргументы приводила ћари€ на том собрании в пользу вожделенных ”сов, на какие кнопки нажимала и кому потом увозила пару новых ковров в целлофане, кому подарила свою очередь на новый румынский гарнитур, но факт остаетс€ фактом: ”сы вне вс€кой очереди (да он на нее и не вставал, скорей всего, работал каких-то восемь мес€цев) получили ключи от прекраснейшей «малосемейки»; одиноким в то врем€ большие метражи не полагались. Ќе умеешь плодитьс€ — сиди в малометражке. ”сы изумились до невозможности такому кульбиту в судьбе, но от квартиры не отказались (хоть ты живи в библиотеке и сто тетрадей испиши, квартирный вопрос от этого менее насущным не становитс€). ѕробили брешь в св€том образе хитрые бабы.
 
”сы были поставлены перед фактом, что на новоселье бригадир его »гор€н €витс€ не один, а с семьей и друзь€ми семьи, которые привыкли вот такой здоровенной толпой делить вместе все радости и горести, все взлеты и падени€ — и свои, и друзей, и друзей друзей. ƒополнительным бонусом в карму нашей шумной сорочьей стае шла полна€ организаци€ пира по случаю получени€ ”сами ордера. ”сы поначалу пытались сопротивл€тьс€, но где уж усто€ть перед натиском нашего табора, в котором каждый был бароном, и сопротивление было сломлено, не успев начатьс€.
 
» сорокоградусным зимним утром наш караван выдвинулс€ в сторону новостроек.
 
¬сю ночь перед этим знаменательным днем два лучших томских шеф-повара варили, пекли, жарили, взбивали, заливали желатином в столовой закрытого Ќ»» трапезу, достойную высших членов политбюро. ѕомидорные розы, каллы из отварной моркови с глазками дефицитного консервированного горошка в обрамлении петрушечных кустов, «сельдь под шубой» в вип-исполнении, заливные судачки, буженина, убивающа€ своим чесночно-перцовым ароматом вс€кого, кто приближалс€ к ней на небезопасное рассто€ние, разнузданные цыпл€та табака, отбивные из парной свинины…
 
—пецрейсом из —трежевого в ночь прилетели томные и благоуханные осетры и игривые стерл€дки, сочащиес€ смол€ным жиром через пергаментную бумагу. Ѕелоснежна€ нельма размером с хорошего д€дьку, замотанна€ благодар€ некондиционным габаритам в простынь по горло, таращила свой радужный глаз и, казалось, подмигивала им в предвкушении: «Ёх, погул€ем!».
 
ѕо мелочи еще, конечно, пара картонных коробок с сервелатами-балыками, вчера еще бегающими задорными свинками и потр€хивающими веселыми хвостиками на территории свинокомплекса, а сегодн€ уже обретших строгий геометрический вид и веревочные хвосты дл€ лучшей укладки и транспортировки. ¬ трехлитровых банках колыхалось свежайшее пивцо утреннего разлива (спецрейс с пивзавода в шесть утра, на директорской «волге»), конь€к дл€ валь€жности, водочка «дл€ куражу» и «красное-сладенькое дл€ девочек». ƒевочки, правда, все как одна лопали водку — не хуже, а где-то даже и получше нормальных мужиков, но дл€ форсу — надо. Ќе сразу же утонченные ”сы озадачивать своими умени€ми. ƒл€ него, как непьющего, вз€ли €щик «Ѕуратины» (пусть порадуетс€ человек).
 
Ѕесчувственную, сменившую 58 размер на 48 ћарию выводили из дома под руки. Ќе несли ноги сомлевшую от предчувстви€ счасти€ или несчасти€, истомившуюс€ в любовных муках женщину. ћы все уже пор€дком устали сострадать подруге, поэтому были настроены на решительный абордаж, когда уже «или пан, или пропал».
 
”хайдоканна€ страстью нежной и от этого вс€ потусторонн€€ ћари€, хохотуша Ћюс€-завбазой с  ол€сиком и аккордеоном, Ќаталь€-завстоловой, томна€ красавица в чернобурках, перевитых собол€ми, изумрудах с голубиное €йцо, €зыком настолько острым, что его хватило бы на три украинских села и мужем, вечным пацаном — »горюхой. Ќу и €, конечно, ваша покорна€ слуга, юна€, ржуща€ молодой кобылой без перерывов на обед, правда, без соболей и бриль€нтов, но это отлично компенсировалось датой рождени€. ¬ тот момент мы были похожи на альпинистов, сто€щих у подножи€ ƒжомолунгмы, реша€ и гада€, покоритс€ нам вершина или нет.  вартира усатого новосела располагалась на восьмом этаже, мы сто€ли у подъезда в молчании, высчитыва€ глазами окна светелки, где в ожидании своего счасть€ томилс€ ћашкин принц.
 
» гр€нул праздник!
 
 ак мы ползли до восьмого этажа (а дом-то новый, а лифт-то еще не подключен!), навьюченные аккордеонами, балыками и заливными судачками «а-л€ натюрель» без лифта — «будем знать только мы с тобой». Ќо мы смогли, выдюжили и оправдали, мы каким-то чудесным образом все донесли, не пом€в, не расплескав, не сломав и не уронив. „его все это стоило, не высказать. ќбъемы пролитого пота помн€т только норковые «чалмы», ондатровые «формовки», да €, раба многогрешна€. ћарию волокли волоком, чуть ли не за ноги, поставив в один р€д с балыками и вип-селедкой. Ћишь бы дойти, лишь бы достигнуть вожделенной цели… » мы достигли.
 
— »тить-колотить, — подал голос стокилограммовый  ол€сик. —  ак т€жело любовь добываетс€…
 
ћы зашикали на него всем хором — акустика-то роскошна€ в пустом подъезде, а ну как жених молодой раньше времени обрадуетс€? ” двери под номером 32 мы торжественно остановились, отдышались, надавали свежих пощечин уже совершенно бездыханной ћарии и хором на последовавший из-за двери вопрос: « то?» дружным хором гаркнули: « онь в пальто!».
 
ќтверзлась дверь, и на пороге, во всем блеске своей красоты предстали ”сы. ¬ идеально отглаженных черных брюках и белоснежной, той хруст€щей снежной белизны, что нам, люд€м эпохи техники «mille», уже и не снилась, рубашке. ћы обомлели всей женской половиной табора и моментально пон€ли, почему так страшно страдала ћари€. ”сы были невозможно, кинематографически, журнально красивы. ќн был не фотогеничен, да и кому повезло на паспортном фото выгл€деть прилично? ј другого мы и не видели. Ќо в жизни это было «что-то с чем-то». –€дом с ним все чернобурки смотрелись облезлыми кошками, бриль€нты напоминали куски асфальта, люрексы — мешковину, а все мы вместе вз€тые — канадскую «траву у дома», котора€ вроде и зелена, но не м€гка и не душиста, так, имитаци€… ƒаже буженина и та вт€нула вовнутрь весь свой чесночный дух и скромно пахла половой тр€пкой.
 
ћы, сглотнув слюну, вытащили ћарию из двадцать п€того глубокого обморока и прошествовали в тридцатиметровые апартаменты. » завертелось. —тола не было, да и откуда вз€тьс€ этому столу? ƒастарханом, на полу, раскинули двуспальную льн€ную скатерть, наметали туда все, что (было в печи) навертели за ночь шеф-повара, уселись по-турецки и пошел пир горой.
 
¬ кассетнике страдала »рина јллегрова, а на полу, между мной и  ол€сиком, страдала ћари€. ”сы поначалу стесн€лись незнакомой компании, но после второй бутылки «Ѕуратино» неожиданно разошлись и начали сыпать шутками, тостами, рот под усами не закрывалс€, мужики хохотали каким-то своим производственным юморочком, а мы трем€ квелыми коровами сидели, пучили бестолковые свои глаза на эту усатую красоту и слова не могли вымолвить. ¬се-таки красивый мужик — это вам не баран чихнул, это така€ же редкость, как бриль€нт «Ќаследие ”инстона»: он вроде как и существует, и нашли его простые люди в Ѕотсване, а фиг его заимеешь. “ы его вроде как априори недостойна, из-за хронической нехватки средств, возможностей и, что греха таить — породы.
 
» тут в дверь постучали. ѕо-хоз€йски, так стучат в дом, в котором ждут и где не удив€тс€ твоему приходу. ”сы резво подскочили и в один прыжок оказались у двери.
 
— ћаша, проходи, проходи скорей, знакомьс€, это мои друзь€, новоселье празднуем, давай чемодан, вот тапочки тебе, да, мои, других нет, ћаш…
 
ћы с ужасом наблюдали за этой встречей, понима€, что наш льн€ной дастархан вот-вот превратитс€ в саван. Ќово€вленна€ ћаша была неприлично молода и при€тна собой до невозможности. Ћадна€, высока€, с ногами, растущими пр€мо из конского хвоста, туго зат€нутого лентой на голове.
 
я посмотрела на нашу ћашку, от которой уже просто разило могилой, и мне захотелось плакать. ѕлакать от великой бабьей жалости, которую мы можем испытывать независимо от возраста и количества траншей, из которых приходилось вылезать после падени€. Ќаша ћаша была уже сама по себе саван. Ѕела€, бескостна€ и бесплотна€, в нее саму уже можно было покойничков заворачивать… ќна механически подносила к губам стакан с «красненьким-сладеньким», отпивала по чуть-чуть и не реагировала ни на какие внешние воздействи€. «апах еды улетучивалс€, а на его место водвор€лс€ запах неминуемой трагедии. » только ”сы и его гость€ не видели и не чувствовали надвигающейс€ беды.
 
— ј € ей говорю, ћашке: это ж какое счастье, что теперь у мен€ есть жилье, сколько уже можно по общагам мотатьс€? “еперь вот так, в тесноте, да не в обиде, € ж ее тоже заставил из общаги уйти, будет теперь как королева, в своем душе мытьс€, а это же счастье, такое счастье, да, ћаш?!
 
«австоловой медленными глотками т€нула из стакана водку и в упор смотрела на съеживающегос€ с каждой секундой мужа-»горюху, из которого жизнь уходила на глазах, соразмерно сделанным Ќатальей глоткам. ѕроштрафилс€, прокололс€, самого главного не выведал почти за год общени€ со своим подчиненным, и по всем правилам жанра он должен был пострадать. Ћюто и страшно. ¬озможно, в последний раз.
 
 ол€сик с Ћюсей тем временем выт€гивали из футл€ра аккордеон, решив, что теперь-то уж чего делать, помирать, так с музыкой, шоу маст гоу он, как говоритс€. Ќо тут тоже вышла осечка, потому что первым номером в репертуаре семейного дуэта, независимо от квалификации праздника, всегда шла песн€ «¬раги сожгли родную хату». ¬осьмое марта, день рождени€, крестины, смотрины, просто дружеские посиделки — традици€ оставалась неизменной: в начале пели «про хату», в пам€ть Ћюськиного отца, героического командира дивизии.
 
¬ общем, все очень «а-л€-рюсс». –азбитые надежды, «красива€ и смела€ дорогу перешла», вот-вот от гор€ умрет несосто€вша€с€ невеста, а над всем этим вселенским ужасом и апокалипсисом парит вибрирующее Ћюсино сопрано: « уда теперь идти солдату?  ому нести печаль свою?» (и ведь не приврала € ни слова, все так и было).
 
» тут мой взгл€д падает на подоконник. “ам лежит потрепанна€ книжка. “ургенев. «јс€-–удин-ƒым», три в одном. Ќа книжке лежит пачка лезвий дл€ бритвы «Ќева», и этот натюрморт добивает мен€ окончательно; € еще раз смотрю на окаменевшую в своем горе нашу-ћашу, на источающую ненависть ко всему сущему Ќаташу, на съежившегос€ трюфелем »гор€, на разливающихс€ в творческом экстазе  олю с Ћюсей, на ћашку-соперницу и красавца усатого —ерегу, и начинаю хохотать нечеловеческим вороньим хохотом…
 
— я, пожалуй, пойду, — встрепенулась, очнувшись от обморока, наша-ћаша. — ƒа, пойду…
 
— —идеть! — цедит сквозь зубы осушивша€ уже второй стакан завстоловой. — —идеть, € сказала, не двигатьс€! ўас мы… ўас мы всех тут на чистую воду выведем, щас мы тут всех…
 
ѕраздник, несомненно, шел к тому, чтобы стать лучшим из всех до этого случившихс€.
 
Ќаташа т€жело подн€лась с пола, выпр€милась во весь свой стоп€тидес€тисантиметровый рост, и началось. Ќачалось то, что обычно бывало на шахтерских окраинах јнжерки, откуда почти вс€ честна€ компани€ была родом и где только в честном, пусть и кровавом бою добывались и победа, и справедливость.
 
— —лышь, профура, ты откуда к нам така€ красива€ приехала? ќн же тебе в папаши годитс€! ¬ папаши, а не в хахали!  вартирку унюхала и прикатила с чемоданчиком, лиха€ казачка?.. ¬ душе она мытьс€ собралась, чистоплотна€ наша! »горь, быстро пол€ну собирай, к нам поедем догуливать! Ћюс€! √лаза открыла, рот закрыла, гармошку в чемодан,  ол€сика — в ботинки, все едем к нам, хватит, нагостевалис€, спасибо за прием, как говоритс€! —пасибо за все!!! —мотреть противно! ј мы-то, мы-то думали, нормальный мужик, а ты — тьфу, кобелище, хоть и по библиотекам ходишь!
 
— !!! Ќаташа?!! Ќаташа, вы что?  то профура? ѕочему? ƒа вы вообще что тут себе позвол€ете, Ќаташа? ” мен€ же в доме! ћаша, ћаша, постой, куда ты, ћаша?! («вук захлопывающейс€ двери)
 
» тут »горюхино сердце не выдерживает всего этого позорища, он подскакивает и с криком: «ƒа колотись оно все перевернись, ваше бабье отродье!» со всей дури бьет кулаком в оконное стекло (женщину, по пацанским пон€ти€м, он ударить не может, друга — не за что, поэтому окно — самое то). ј вы видели кулак монтажника? Ќет? я видела… ƒвойное стекло оказываетс€ пробитым насквозь, осколки в секунду разрезают рубашечную ткань и »горюхину плоть, и потоки… нет, не так, не потоки — реки, багровые реки крови начинают орошать подоконник с “ургеневым, «јсей», «–удиным» и «ƒымом», стру€сь по «Ќеве». “ихо. —трашно.
 
»горь, разбушлатившись, совершенно не обращал внимани€ на вопли жены и коллектива, размахивал во все стороны изрезанной конечностью, полива€ фонтанирующей из ран кровищей стены в свежих обо€х, дастархан, тела и лица присутствующих, и орал так, что наши круги кровообращени€ поворачивали всп€ть от ужаса происход€щего.
 
— —ерега, снимай рубаху, надо его перев€зать, — крикнул  ол€сик и одним рывком оторвал рукав белоснежной рубашки онемевшего в этом кошмаре новосела. (ј чью еще рвать? Ѕела€, достойна€ стать бинтами дл€ раненого бойца, была только у ”сов).
 
¬ секунды рубашка превратилась в перев€зочный материал, а —ерега предстал пред нами во всей своей окончательно уже открывшейс€ красе. Ѕыло на что посмотреть, да… Ѕездыханна€ наша-ћаша получила последний контрольный выстрел бессердечного јмура и сломанной куклой вал€лась где-то в углу, да и не до нее уже всем было. —колько можно сострадать, не железные мы.
 
— Ќаташка, хорош орать, бегом в машину, в больницу ему надо, потер€ем мужика с вашими разборками! —  ол€сик, милый и с виду никчемный руководитель художественной самоде€тельности, на глазах превратилс€ в главнокомандующего. — Ћюс€, пакуй конь€к, мы его не начинали, врачам дашь, чтобы милицию не привлекали. √де Ќаташка?! ћуж погибает, ей и дела нет. Ќаташа!
 
» тут в партитуру нашего побоища вливаетс€ страшный гром литавр (зачеркнуто), ужасный грохот и скрежет чего-то металлического и звуки стремительной горной реки. ¬ одну секунду на полу образуетс€ огромна€ лужа, из ванной комнатки раздаетс€ кр€хтение, звук бьющегос€ стекла (к которому мы уже успели привыкнуть), и кадансом идут чьи-то всхлипы и рыдани€.
 
— »гооооорь, »гоооорь, иди сюда, €, кажетс€, ногу сломала… — » вой — пианистый, на одной нотке.
 
ќткрываетс€ дверь ванной комнатки, и оттуда цунами выносит завстоловой. ¬ абсолютно мокром платье, с окровавленными руками и безжизненной, распухающей на наших глазах ногой.
 
(«десь, по идее, должна быть пр€ма€ речь всех участников драмы, но из этических соображений € ее опускаю, чтобы не оскорбить ненароком чьих-нибудь нежных чувств).
 
¬ ходе непринужденной беседы вы€снилось, что в начале банкета предусмотрительные хоз€юшки набрали полную ванну холодной воды и погрузили в нее все п€ть трехлитровых банок с пивом, чтоб не скисло, значит, и своей прохладой могло порадовать любого страждущего даже на следующий день. ј Ќаталь€, зашедши в ванную комнату, перед отбытием из гостеприимного дома решила сполоснуть разгор€ченное свое лицо, присела на край переполненной ванны и… 58 размер, что вы хотели? ¬анна была плохо закреплена и опрокинулась вместе с трепетной дев€ностокилограммовой ланью и всем содержимым. Ќатали пыталась спасти банки, да не вышло, только изрезалась вс€.
 
Ќовоселье удалось на славу, стены в изобилии были окроплены кровью, единственна€ рубаха новосела изорвана в клочь€ на бинты, ванна вырвана с корнем, вода на полу, перемешанна€ с кровью, плавающие в ней тарелки с заливным и осетриной, петрушка — р€ской по всем углам, разбитое окно (зима, крещенские морозы, “омск)…
 
— ѕогул€ли, елки-моталки, справили. “ак, все по машинам, в травмпункт! “ы и ты, — перст  ол€сика уперс€ в мой нос и в угол, где притаилось тело ћарии, — тр€пки в зубы, все убрать и перемыть. „ерез час за вами заеду. »горь, отдай стакан, больничный не дадут, если врачи поймут, что ты пил. Ћюс€, мухой в машину — греть, не таращьс€… —ерега, тащи Ќаташку вниз, ей не доползти самой.
 
» тут однонога€ Ќаталь€ восстала. Ќе захотела ни в какую, чтобы ”сы ее тащили с восьмого этажа, заартачилась, несмотр€ на свое плачевное положение, как ни уговаривали. » в результате перли мы ее вдвоем с Ћюсей, проклина€ все на свете, а прежде всего аппетит и должность нашей т€желовесной подруги.
 
¬ травмпункте ржали все, начина€ от хирургов и заканчива€ пожилой санитарочкой. ’итрый  ол€сик об€зал мен€ в красках, со всеми подробност€ми рассказать историю получени€ травм, чтобы у расчувствовавшихс€ медиков (а уж служители травмпунктов повидали многое, их не разжалобишь) не возникло даже мысли привлечь стражей пор€дка в св€зи с обилием колото-резаных ран на телах супружеской пары »льичевых. я и старалась, конечно, и про любовь злую, и про аккордеон, и про ћашку-разлучницу… √огот сто€л нечеловеческий.  онь€к, оп€ть же, непочатый. ”ломали мы хирургов не доносить на нас милиции и не указывать в истории болезни, что пострадавшие были не совсем трезвы. —лава Ѕогу, от полученных травм никто не скончалс€ — и ладно.
 
— —лушайте, а наша-то ћаша где? — поинтересовалс€ свежезаштопанный »горь.
 
— «абыли мы ее у —ереги, да не маленька€, дома поди уже сидит, ковры слезами удобр€ет…
 
— ” мен€ сердце не на месте, — молвила Ћюс€, — надо поехать, проведать, как она там, беды бы не натворила в таком состо€нии…
 
» наш боевой отр€д, в бинтах и гипсе, выдвинулс€ к ћаше.
 
—ердца остановились у всех, когда мы подн€лись на нужный этаж и увидели чуть приоткрытую дверь в ћашину квартиру. “ам хрусталей одних на тыщи было, в таких квартирах дверь должна быть всегда хорошо закрыта, а тут — открыто… ¬оображение всех присутствующих мигом нарисовало картину хладных ног, болтающихс€ над полом. «айти первым никто не решалс€. “опчемс€, прислушиваемс€… » слышим — смех, женский, следом какое-то мужское бу-бу-бу и оп€ть смех, не ћашкин… —тавший в тот вечер очень героическим  ол€сик рванул дверь и ворвалс€ в прихожую, следом уже все мы.
 
Ќа кухне, за накрытым столом сидели трое: наша-ћаша, ”сы и ћаша-молодуха-разлучница. ”видев наши застывшие в немом вопросе физиономии, они начали истерически хохотать, а следом за ними и мы. ƒо слез, до икоты.
 
—обыти€ после нашего отъезда разворачивались следующим образом. —ергей убежал на поиски ћаши-разлучницы, а наша-ћаша от холода начала приходить в себ€ и на нервных почвах за час с небольшим привела квартиру в относительный пор€док. “олько собралась уходить, €вились ”сы с зареванной молодушкой. ¬ доме находитьс€ невозможно — все заледенело, на улице сорокаградусный мороз, из окна ветер свищет, стены в крови, ванна с корнем вывернута€ в санузле вал€етс€, как тут ночевать? ¬от наша ћаша их к себе и забрала, обоих. ¬ тепле, да под бутылочку всех разморило-развезло, и ћашка наша возьми и выдай ”сам всю правду-матку. » про любовь свою злую, с первого взгл€да, и про квартиру, и про надежды ее несбывшиес€.
 
ј втора€ ћаша, возьми и л€пни тут же: «“еть ћаш, да он по вам сам с первой встречи сохнет, не знает, как подкатить. ¬ы ж при должности и вообще, а он работ€га без кола и двора, куда ему до вас. ¬ы ж вон красавица кака€, по вам половина ƒ—  страдает, неужели вы не в курсе?»
 
ѕочему в тот момент ћашку нашу не хватил инфаркт — € не знаю, мен€ бы точно хватил. ј может, и был обморок, да нам не рассказали. ¬ кухне разливалс€ свет взаимной любви и будущего семейного счасть€.
 
ј «разлучница» оказалась дочерью —ерегиного комдива, с которым он прошел јфганистан, а погиб уже на гражданке, вместе с женой, в страшной аварии. ј ”сам девочку удочерить не дали, но он опекал ее все это врем€ и хотел впоследствии отдать ей свою квартиру, молода€ же, ей надо…
 
—ергей с ћашей поженились через две недели. —ыну их,  осте,  уже 22, оканчивает университет в “омске. ћолодую ћашу выдали замуж через два года и вс€ наша компани€, конечно же, там была в качестве самых дорогих гостей, мед-пиво пила и по странному стечению обсто€тельств ничего не разбила, не подожгла и никто не покалечилс€.
 
¬от така€ истори€.
 
(ј в тетрадку ту вожделенную —ергей переписывал понравившиес€ стихи. ƒл€ интересующихс€).
 
(с)”ль€на ћеньшикова
–убрики:  —мешное и остроумное/лучша€ истори€ дн€
∆изнь как чудо
Ёто любовь !
ћетки:  

ѕроцитировано 2 раз
ѕонравилось: 13 пользовател€м

vit4109   обратитьс€ по имени —реда, 11 јвгуста 2021 г. 10:13 (ссылка)
 ака€ прелесть!!
ќтветить — цитатой ¬ цитатник
 

ƒобавить комментарий:
“екст комментари€: смайлики

ѕроверка орфографии: (найти ошибки)

ѕрикрепить картинку:

 ѕереводить URL в ссылку
 ѕодписатьс€ на комментарии
 ѕодписать картинку